клуб Winner
КЛУБ WINNER
Позитивный закат: бизнес ждет краха и очищения
Петербургские бизнесмены прогнозируют болезненные, но полезные, перемены в производстве и потреблении
Своими взглядами на ближайшее будущее и перспективу нескольких лет поделились петербургские бизнесмены на онлайн-встрече «Что же теперь будет: вглядимся в «туман войны»», организованной РБК Петербург. Они прогнозируют серьезные изменения, в том числе, перестройку глобальных производственных цепочек и формирование новых потребительских паттернов. Банкротство многих компаний станет частью переходного этапа от прежнего социо-экономического устройства к новому.
Большие потрясения и хрупкие цепочки
«Большие потрясения, конечно, будут – особенно, с точки зрения объема спроса и потребительского поведения – практически во всех отраслях. Каждой отрасли нужно понять, в каких форматах, денежных лимитах она теперь будет «жить», и какие сегменты и продукты предлагать для изменившегося потребителя», - задал направление беседы генеральный директор девелоперской компании Formula City Юрий Грудин.
Юрий Грудин (Formula City)
Юрий Грудин (Formula City)
В том числе трещит по швам сложившаяся структура международного разделения труда, считают представители промышленных компаний. «Страны закрывают экспорт, то есть дефицитную продукцию просто перестают поставлять. Прежде всего, они удовлетворяют внутренний спрос. Затем - ранжируют географические рынки по критерию, кто больше платит, - отметил генеральный директор фармкомпании «Герофарм» Петр Родионов. - Россия, к сожалению, не входит в топ рынков, которые много платят. У нас ценообразование в сфере лекарств очень жесткое». Российские предприятия испытывают стресс в связи с подорожанием импортных компонентов и сокращением их поставок – более или менее сильный, в зависимости от доли импортных материалов в производстве. «Я думаю, многие компании отрасли увидели, насколько хрупок их бизнес, когда все китайские и индийские производители субстанций резко подняли цены», - говорит Петр Родионов.
Юрий Грудин (Formula City)
Петр Родионов (ГК «Герофарм»)
«Шок испытали не только российские компании, но и весь мир, - продолжил тему президент компании «Активный компонент» Александр Семенов, - поскольку внезапно все мировые потребители узнали, насколько они зависят от Китая – на 80 процентов, и от Индии – примерно на 20 процентов». «Индия просто закрыла все границы и почти полтора месяца не отгружала ничего - никаких ингредиентов, фармсубстанций, никаких лекарств, - рассказал он. - Китай закрылся частично. Но дефицит до сих пор огромный».
Жизнь без Китая?
Последствием пандемии, которое затронет не в последнюю очередь Россию, станет изменение роли Китая в цепочках создания стоимости, спрогнозировали участники разговора.
C одной стороны, США и страны Европы хотят снизить степень своей зависимости от всемирной производственной площадки, в которую превратился Китай, рассказал Александр Семенов: «в Европе, в кооперации 10 крупных компаний, создается огромный фармацевтический холдинг для производства активных фарм-ингредиентов, и американское правительство выделяет большие деньги на воссоздание утраченного национального производства субстанций».
С другой стороны, сам Китай хочет постепенно отказаться от роли производителя комплектующих, активнее переходя к выпуску готовой, более маржинальной и «чистой» продукции. «В перспективе двух-трех лет все столкнутся с серьезной проблемой: Китай становится самодостаточным, - продолжает Семенов. – Страна говорит о следующем: у нас проблемы с экологией, нам нечем дышать, у нас страдают от аллергии и умирают от болезней, обусловленных экологией, много людей, и мы не хотим поддерживать большой объем вредных производств. А производство целого ряда фарм-субстанций относится к экологически опасным».
Описанные представителями фармотрасли процессы происходят и в других индустриях, от легкой промышленности до производства медоборудования: все столкнулись с переориентацией иностранных поставщиков на свои внутренние рынки в период пандемии и задумались о длительности этого тренда. Вполне возможно, что и дешевым комплектующим китайского производства, и более дорогим европейским придется искать замену полностью или частично, в зависимости от отрасли.
Юрий Грудин (Formula City)
Даже перестройка туристических рынков, с акцентом на «уход в себя», может иметь долгосрочные последствия, отметили участники разговора. Так, вынужденные путешествия китайских туристов по маршрутам внутри страны, вполне вероятно, затянутся, с учетом возникшей у китайского среднего класса необходимости экономить. К тому же, потенциал развития внутреннего туризма в Китае огромен (в этом отношении страна похожа на Россию) – и создает риски снижения доходов в том числе российских авиаперевозчиков и отелей на несколько лет.
Локализация, де-урбанизация и демонтаж
Сама пандемия и обусловленные проблемы с поставками заставят правительства, бизнес и потребителей действовать более локально, сделали прогноз собеседники.
«Бурный процесс глобализации пошел вспять какое-то время назад, а коронавирус ускорит демонтаж сложившейся модели глобальной экономики, - считает генеральный директор Lesta Studio (Wargaming St.Petersburg) Малик Хатажаев. – Ведь всем очевидно, что пандемия COVID-19 стала следствием глобального перемещения огромных масс людей в рамках реализации глобальных экономических процессов, и что будут пандемии и других инфекций, пока интенсивность перемещений существенно не сократится». Даже за короткий период весны 2020 года люди успели почувствовать себя в опасности, подчеркивает Хатажаев, и поменяли привычки в сторону большей изолированности жизни: «Из «человейников» они устремились за город. Процессы урбанизации замедлятся и, возможно, пойдут вспять, так как для людей большее значение приобретет качество среды обитания. В пригороде, где я сейчас живу, вокруг все раскуплено. Туризм замещается прогулками по окрестностям, импортные продукты - локальными».
Впрочем, стопроцентное (порой и тридцатипроцентное) импортозамещение в современной экономике невозможно. Начавшиеся изменения приведут к формированию других международных цепей производства, скорее всего, более дорогих, и с перебоями в качестве и стабильности поставок на первых этапах.
Новая привычность
По мнению Хатажаева, новые поведенческие паттерны закрепятся надолго: «У нас есть офис в Китае; мы видим, как развиваются события – там кинотеатры открыли, туда какое-то количество людей пришло, потом их опять закрыли, потому что работа оказалась нерентабельной». Как он заключает, «теперь люди будут думать о своей безопасности, прежде всего. Формат французского кафе, где все сидят плечом к плечу, или классического массового кинотеатра – это уже вчерашний день».
Привычки, казавшиеся незыблемыми, уйдут в прошлое, согласился Александр Семенов: «Мне если будут доплачивать, я в кино не пойду. Я реально не понимаю, кто сидит со мной рядом. Да и нет необходимости ходить в кино – сложно будет убедить потребителя в обратном». Зато появляются новые привычки, связанные с защитой здоровья, которые стимулируют в свою очередь развитие новых ниш в бизнесе. «Например, тестирование на антитела – к осени оно войдет в обиход. Почти все компании раз в месяц будут проводить тесты, чтобы понимать, какова ситуация с безопасностью работы. И это станет новой нормой жизни», - предположил Семенов.
Сделки хорошего и плохого рынка
Слом привычек ломает и отрасли, которые эти привычки обслуживали, заключили собеседники. Многие бизнесы развиваются еще по инерции, на старых прогнозах и ресурсах, так что этап главных трудностей еще не наступил, отметил управляющий партнер юридической фирмы "Борениус" Андрей Гусев.
Андрей Гусев - Borenius
Андрей Гусев (Borenius Russia)
«Сейчас мы обслуживаем запросы на реструктуризацию разного рода обязательств – в том числе от компаний, которые чувствуют себя неплохо, но хотят снизить затраты, понимая, что сейчас для этого подходящий момент, и сформировать денежные «подушки», - рассказал он. – Кроме того, идут банкротства, не подпадающие под мораторий, и идет работа «на старых мандатах»».
Работа на старых мандатах – закрытие сделок «хорошего рынка», которые идут по инерции, и этот этап еще не до конца завершился, пояснил Андрей Гусев: «Потом наступит провал, когда сделок не будет совсем, и дальше начнет раскручиваться маховик работы плохого рынка – когда бизнесы закрываются, долги копятся, активы выводятся, их надо искать». Работа «плохого рынка» началась в мае – ее пик случится осенью, считает Гусев.
Партнером встречи выступило кафе BIO MY BIO от Матильды Шнуровой.
BIO MY BIO - это проект, посвящённый растущей сегодня осознанности. Философия «Лучше легче!» прослеживается здесь во всём – начиная с ингредиентов в тарелке, и заканчивая элементами интерьера и упаковкой из экологичных перерабатываемых материалов. Формула здорового питания BIO MY BIO оставляет свободу выбора продуктов и блюд, неизменно только главное правило – никакого сахара, глютена и лактозы. Меню с чистыми вкусами и сочетаниями, без перфоманса и иммерсивности — дело рук шеф-повара Режиса Тригеля. Большое внимание в кафе отведено и полезным напиткам: в карте – ананасовый и яблочный квас, комбуча, широкая линейка смузи и свежевыжатых соков, а также биодинамические вина и органическое пиво со всего света.
Когда рушатся империи
«Мы живем своими маленькими жизнями в карантине, а империя катится к большому закату», - философски описал происходящее Георгий Рыков. Как он считает, неэффективные системы – и в России, и за ее пределами – рушатся. «Вирус помогает умереть тому, что без него болталось бы еще 10-20 лет. Мы живем в прекрасное время», - убежден бизнесмен.
Прагматично подходящие к жизни бизнесы, не имеющие раздутых штатов, работающие с реальными потребностями людей, в основном сохранятся, считает Рыков. «Конечно, выживут не все, о многих фирмах мы будем сожалеть. Но потом наступит восстановление и обновление», - говорит он. К тому же, заработки оставшихся игроков вырастут; маржинальность бизнеса снова станет привлекательной. «Я радуюсь, что половина ненужных ресторанов исчезнет. Оставшиеся 50 процентов, наконец, смогут заработать деньги, делая свое дело профессионально. Так и в других отраслях – произойдет очищение экономики».
Рыков не согласился с тем, что прежние потребительские привычки не вернутся после эпидемии: «10 процентов привычек исчезнут, остальные восстановятся». «Вы увидите, как через год все сядут в те самые французские кафе, плечом к плечу, и никого не будет пугать инфекция. Будут чаще мыть руки и укреплять свой иммунитет», - прогнозирует он.
С оптимистичным прогнозом согласилась Матильда Шнурова, основательница ресторанов Cococo и BIO MY BIO: «Все устали бояться и хотят социализации – ходить в гости, путешествовать, встречаться за столиками ресторанов».
Андрей Гусев - Borenius
Матильда Шнурова (ресторатор)
Как она продолжает, «Я спокойна за свой бренд, мы готовим к открытию три ресторана. Я никого не увольняла, хотя в одном из ресторанов у меня работает почти 100 человек. После карантина гости будут очень избирательны. Чтобы сразу дать им сильные впечатления, важно сохранить команду».